Церковь

Сергей Балюк: «Цыгане называют меня отцом»

Служение определенной этногруппе требует посвящения, особенной жертвенности и любви. Сергей Балюк, епископ объединения церкви Живого Бога, знает об этом не понаслышке. В начале декабря этого года он отметил 30-летие служения цыганскому народу. Как он сам отметил, что это юбилей Божьей верности и милости. Мы встретились с епископом, чтобы узнать о том, как начинался его путь, как развивается служение сейчас.

— Здравствуйте, Сергей Васильевич. Расскажите, как все начиналось.

— В 1984 году, когда Михаил Горбачев начинал перестройку, Бог призвал меня идти в цыганский табор. Но на протяжении 6 месяцев мое решение зрело.  Я чувствовал призыв идти к цыганам, но говорил, что я еще недостаточно свят, недостаточно молился и постился. И вот в один момент я решился. Было морозное утро. Туман. Гололедица.  Чудесным образом Бог привел меня в одну семью, которая разрешила в воскресенье сделать собрание. Мы провели там первое богослужение, потом второе, третье. Люди начали массово каяться. Так вспыхнул пожар пробуждения ромского народа Закарпатья. С того момента прошло 30 лет и, как «куст Моисея горит и не сгорает», так жажда по Богу в цыганском народе не утихает. На сегодняшний день есть цыганские пасторы, цыганские служители, целое национальное объединение ромских церквей Закарпатья.

— Социологи говорят, что цыгане делят людей на «своих» и «чужих». Как Вам, «чужому» для них, удалось принести и открыть «чужого» Бога?

— Дело в том, что я для них больше цыган, чем некоторые цыгане. Они меня приняли больше, чем своего. Они называют меня отцом. Конечно, это сделал Бог. Он дал мне, украинцу, родившемуся на Галичине, такую огромную любовь к этим людям, что в течение 10 лет я занимался только цыганами. Я с ними ел, ночевал, ездил, проводил по 10 часов в сутки. Видение о спасении ромского народа полностью захватило меня и вытеснило все остальное. Я засыпал и просыпался, кушал только с этой мыслью.

Я не помню, как разваливался Советский Союз, как Украина образовывалась. Я просто «выпал» из жизни на тот момент. Хотя всегда я был политически грамотным. Еще в школе слушал «Голос Америки», знал столицы мира, всех президентов. Но когда Бог дал это видение, все остальное отошло на задний план.

Верю, что это было от Бога, потому что очень многие хотели повторить это, но им это не удалось.  Думаю, что сначала было призвание, а потом на призвание Бог дал благодать.

— Как изменилась жизнь цыган Закарпатья за 30 лет?

— Проделана огромнейшая работа не только по организации самих церквей, но мы строим христианский культурный центр, где есть фельдшерско-акушерский пункт, столовая для детей, теперь есть школа.  Так как цыгане живут таборами, и у них нет общественных помещений.

Также к нам подключилось ассоциация «Эммануил» с социальными сельско-хозяйственными проектами. Они помогли с техникой и с семенами овощей. Создали фермы по разведению свиней, инкубаторы для кур, также учат, как разводить рыбу.

Кроме того, есть образовательный проект, где уже сами ромы учат своих детей общеобразовательным программам.  Цыганские дети могут ходить в государственную школу, но не уметь читать и писать. Однако, в этой школе они обязательно научатся, потому что в там  их учат не венгры и украинцы, а свои, которые действительно хотят, чтобы их дети не просто прослушали занятия, но научились читать, писать, считать и даже больше.

Бог Сам меняет цыган. Он берет никому ненужное, презираемое людьми, и освещает светом истины и преобразовывает.

Однажды ко мне пришли журналисты с канала «1+1» и спросили: «Как Вам удалось поменять цыган?» Я им ответил, что цыган поменять только через преобразование внешнего нельзя. В Словакии проводили такой эксперимент: цыганский табор поместили в пятиэтажный дом. Когда они жили там в течение нескольких месяцев, то водили лошадей на первые этажи, спалили паркет, окна…  В итоге, когда все было сожжено, они снова вернулись в табор. Внешние изменения без перемен внутри невозможны. Надо поменять человека изнутри.

— Цыгане очень танцевальный народ. Как проходят воскресные служения. Все танцуют?

— Нет, церковь — это не дискотека, и наши собрания проходят организованно. Собрание начинается вовремя. Мы прославляем Бога, потом проповедь, люди хлопают, но не танцуют. Дело в том, что цыганские танцы имеют элементы эротики, поэтому в прославлении прихожанам церкви надо найти другой тип танца.  Другое дело, если говорить о культурном цыганском танце, но этому надо учиться и иметь подготовленный ансамбль.

Известно, что цыгане очень темпераментны и эмоциональны, поэтому, когда они славят Бога, то иногда зал поет громче, чем группа прославления. Даже если колонки звучат очень громко.

— Если у человека есть желание служить какой-то этно-группе, что ему надо делать, а что нельзя?

— Навязывать свою культуру – нельзя! Те, кто это делал, потерпели фиаско. Мы не можем сделать из рома украинца. Есть огромная разница в их мировосприятии. Например, если у украинца есть 1000 грн, то лучше он не будет кушать 3 дня, зато будет в костюме и галстуке. Ром же может очень легко  потратит эти деньги с пользой для своего желудка. Он лучше продаст костюм и галстук, чтобы хорошо покушать.

Я верю, чтобы изменить какую-то этногруппу, надо иметь призвание от Бога. Если Бог не посылает, не надо напрягаться, а, если Бог посылает, то тогда должна быть любовь к этому народу, к их традициям, их культуре, к кухне,  языку, их странностям. Только когда приходит принятие, можно донести Евангелие, которое должно преломиться через призму этой культуры. Царство Божье, пройдя через призму того или иного  этноса, заиграет новыми цветами. Поэтому надо разрешить людям оставаться в той или иной культурной принадлежности, но искоренять грех и разграничивать, где грех, а где культурная принадлежность.

— Вашему служению исполнилось 30 лет. Какое видение Вы имеет на будущее?

— Это служение будет развиваться. Бог помог нам передать это видение следующему поколению, а следующее поколение уже передает дальше.  На конференции, посвященной 30-ой годовщине, я говорил именно о передаче видения следующему поколению и о взращивании новых лидеров. Это очень важно! Цыгане очень рано выходят замуж/женятся. В 15 лет девушка уже может быть мамой, а в 28 – бабушкой. Одно поколения для них – охватывает лишь 10 лет, поэтому доверять этим людям надо быстро. Если долго думать, то может пройти уже целое поколение. Надо действовать очень быстро – быстро передавать видение и доверять какие-то дела.

Предыдущая статьяСледующая Статья
Комментарии
  • Disqus
  • Facebook
  • Google Plus