Благотворительность, Важное, Медицина, Социальное служение

«Хоспис — это про жизнь на всю оставшуюся жизнь»: почему христианка решила создать хоспис в Новосибирске

О смерти брата и мужа, переосмыслении человеческой жизни и желании создать хоспис БОГ.NEWS рассказала служитель церкви «Краеугольный камень» Юлия Ярославцева.

Юлия с братом

Юлия Ярославцева принимает участие в развитии служения для семей при церкви христиан веры евангельской «Краеугольный камень» (Новосибирск), предприниматель. В 2020 году ее брату Денису поставили диагноз лейкомоляция головного мозга. При церкви «Краеугольный камень» действует так называемый Дом исцеления, где живут люди, попавшие в трудные жизненные ситуации и столкнувшиеся с заболеваниями.

Ожидая чуда, Юлия перевезла своего брата, где на протяжении 8 месяцев вместе с постояльцами ухаживала за ним.

«У Дениса развилась деменция III степени, но он до самого конца сохранял улыбку и чувство любви. Мне было тяжело, так как меня никто не учил как ухаживать за тяжелобольным человеком. Я училась обрабатывать пролежни, делать уколы, мыть и организовывать прогулки, просматривая видеоролики на YoyTube. Тогда я впервые, что уход из жизни близкого человека может быть совершенно другим: без мучений, в окружении любви и заботы», — рассказала Юлия.

Несмотря на все усилия, Денис скончался. После смерти брата Юлия вместе с мужем привозили в Дом исцеления католических сестер милосердия, которые обучили его обитателей оказанию первой медицинской помощи и уходу за тяжелыми больными.

После похорон брата, признается Юлия, ей стали попадаться видео о паллиативной помощи. Эта тема так захватила ее, что она смотрела часами все, что связано с оказанием помощи тяжелобольным людям.

«У нас с мужем еще до свадьбы была мечта, построить Дом милосердия, где будет работать медицинский персонал, а в основе будет лежать христианская любовь к людям. Мы молились, стремясь реализовать эту мечту. Тогда казалось, что время для этого пришло», — говорит Юлия.

Небеса реальны

В начале 2021 года, через четыре месяца после бессимптомно перенесенного COVID-19 ее муж, Виктор, попал в больницу с непроходимостью тонкой кишки. Врачи обнаружили у него более 10 злокачественных опухолей, вызванных крупноклеточной лимфомой.

«Мне очень помогли полученные ранее знания по уходу за больными: я знала, как себя вести. Витю стомировали и отправили домой, не давая надежд на чудо. Когда я узнала о диагнозе, прорыдала два дня, лежа на полу, а потом встала и решила, что меня не сломить. Мы часто говорили о том, что его жизнь может закончиться. Эти два с половиной месяца были наполнены честными разговорами, признаниями в любви, борьбой, трудом, улыбками и слезами», — рассказала Юлия.

Во время болезни Юлия сама ухаживала за мужем оказывая помощь даже в медицинских учреждениях.

Юлия с мужем

«Витя уходил без обезболивающих после второй химиотерапии. Всю ночь я задавала ему три вопроса: «Витенка, тебе больно? Тебе страшно? Что с твоей верой?» Он отвечал: «Не больно. Не страшно. Небеса реальны, не переживай»», — рассказала героиня.

После смерти мужа Юлия погрузилась в мир паллиативной помощи (паллиатиив (фр. palliatif от лат. pallium — паллий, покрывало, плащ. Плащеница Христа). Именно тогда она решила создать хоспис, в котором тяжелобольные люди смогут спокойно уходить в вечность в окружении своих родных и близких.

«Уже тогда я знала, что если все произошедшее в моей жизни не будет иметь смысла, то это будет мучительно больно. Мы поговорили с моим пастором, у него уже давно было желание заботиться о тех, кому суждено уйти», — сказала Юлия.

Профессиональное выгорание

Юлия считает, что сегодня тяжелобольные россияне и их родственники сталкиваются с нехваткой, а порой и полным отсутствием паллиативной помощи.

«Многие пациенты остаются на попечение родственников без какого-либо сострадания со стороны медперсонала, так как выгоревшие от работы врачи неспособны видеть за диагнозами личность человека. Приближение смерти вызывает ужас, и человек неспособен адекватно оценивать реальность и принимать правильные решения, распоряжаясь оставшимся временем», — сказала Юлия.

Хоспис не для бездомных

Юлия планирует построить хоспис, рассчитанный на 15-20 человек с гостиными для родных и близких, с большим садом для прогулок и верандой для теплых бесед.

«В моем понимании хоспис — это не про смерть, а про жизнь на всю оставшуюся жизнь. Поэтому я хочу сделать так, чтобы наш хоспис стал местом, где не больно, не страшно и не одиноко. Мы планируем принять в штат врача паллиативной помощи и медицинских сестер, прошедших обучение об оказании паллиативной помощи. Весь персонал — это верующие люди, исповедующие Иисуса Христа своим Господом. При том в хосписе будет действовать золотое правило: вы можете жить в доме милосердия, будучи мусульманином, иудеем, буддистом, атеистом, но вы все равно будете объяты любовью Христа», — говорит Юлия.

Она говорит, что не будет принимать в хоспис бездомных. В заведение будут принимать только людей домашних, так как человеку, непривыкшему жить на улице, тяжело будет ужиться с людьми, привыкшими жить без крыши над головой. По словам Юлии, чаще всего, сталкиваясь с тяжелыми заболеваниями родных, беспомощными остаются люди, которые воспринимаются обществом как средний класс.

Юлия с мужем

Юлия уже договорилась с католической благотворительной организацией «Каритас» о совместной деятельности. Знакомые Юлии, узнав о ее желании помогать людям, спонсируют ее поездки на тематические мероприятия, заявляют о готовности финансировать строительство и работу хосписа, десятки людей хотят стать волонтерами в учреждении. Уже сейчас к девушке обращаются родственники тяжелобольных людей с просьбой научить их ухаживать.

Юлия отметила, что у нее нет медицинского образования, но Бог помог ей сформировать команду из медиков-христиан, готовых участвовать в работе хосписа. Сама Юлия намерена заняться организаторскими вопросами.

«Еще у меня есть мечта: получить профессию доула (доул — обученный компаньон или компаньонка, которые не являются профессионалами в сфере здравоохранения и поддерживают другого человека) для умирающих. В России эта деятельность не развита», — сказала девушка.

Фонд «Вера»

Перед тем, как начать работу Юлия отправилась в Москву, на встречу с представителями благотворительного фонда «Вера».

«Я хотела заручиться их поддержкой: чтобы сделать, как в Первом Московском хосписе — там нет атмосферы больницы или дома смерти. Заходя туда, понимаешь, что попал домой. Когда я там была, там почему-то пахло арбузом, шампунем и было по-домашнему уютно. Именно эти вещи мы старались уловить и понять», — рассказала Юлия.

В фонде «Вера» сказали, что готовы взять проект хосписа в Новосибирске под свое крыло, только удостоверившись в серьезности намерений Юлии.

Девушка отметила, что для полноценной работы хосписа нужна не только грантовая поддержка, но и регулярные финансовые отчисления из бюджета: на выплату зарплаты персоналу и приобретения всего необходимого.

«Помощь государства также нам нужна для приобретения земли. Создатели хосписа в Уфе готовы бесплатно предоставить нам свой проект стоимостью 25 млн руб. Также помощь готов нам оказать уфимский архитектор», — сказала Юлия.

Алексей Ковалёнок специально для БОГ.NEWS

Подписывайтесь на нас в Instagram и будьте в курсе актуальных событий

Предыдущая статьяСледующая Статья
Комментарии
  • Disqus
  • Facebook
  • Google Plus
3.2k 
3.6K 
6.4k 
492 
900