Важное, Интервью, Личности

Священник Николай Данилевич: «Украине нужна инклюзивная центристская идеология»

Украинское общество стоит на пороге новых перемен. И одним из главных запросов минувшего выборного цикла было примирение общества, мир на востоке страны. Какова в этом процессе роль религиозных организаций и прежде всего – канонической Украинской Православной Церкви? Об этом мы беседуем с заместителем Председателя Отдела внешних церковных связей УПЦ священником Николаем Данилевичем.

— Расскажите об актуальной ситуации в стране – каково положение УПЦ в сложившихся условиях

— Страна разделена, общество разделено – это факт. Разделено по идеологическим, политическим и религиозным признакам. Для того, чтобы объединить страну, необходима какая-то сила, которая имеет авторитет в обществе. Согласно статистике, церковь вообще пользуется доверием у 70% населения страны. По уровню доверия мы конкурируем только с армией. Но если говорить о конкретных конфессиях, то здесь уровень доверия к отдельно взятой конфессии в глазах общества намного меньше.

Преимуществом нашей церкви является ее присутствие во всех областях, в разных регионах страны. В этом отношении УПЦ является «мостом» между разными регионами страны. Вместе с тем, по этому мосту необходимо ходить и использовать его. Если по обе стороны находятся враги и они не желают общаться – мост не исполняет своей роли. Мы надеемся, что по нему начнут ходить. В нашей церкви есть украиноязычные и русскоязычные люди, которые придерживаются самых разных политических взглядов. В этом плане УПЦ может стать образцом для общества, как при всех различиях можно находиться в одной общине. Митрополит Онуфрий как-то сказал, что каждый регион нашей страны – это отдельный цветок. По отдельности они не так красивы, как собранные в букет.

— Есть ли надежды на изменение отношения к УПЦ после выборов?

— За последние пять лет мы пережили однобокую идеологию национализма. Мне кажется, что стране в плане политической идеологии не хватает центризма. Наша Церковь старается быть вне политики, потому что политика разделяет. Что же мы делаем в этой ситуации? Мы стараемся не углублять разделения. Обратите внимание на поведение Блаженнейшего Митрополита Онуфрия, который в своих проповедях и публичных выступлениях принципиально не говорит о политических и идеологических вещах. Он говорит о Боге, о Евангелии. Поэтому, мы прежде всего придерживаемся принципа «не навреди», как написано в клятве Гиппократа. И стараемся больше делать, чем говорить. Мы помогаем беженцам, возим помощь на восток Украины. Внутри Церкви мы стараемся не говорить о политике.

Церковь присутствует, сохраняет внутреннее единство, не поднимает разделяющих людей вопросов, помогает, плачет с плачущими и радуется с радующимися. Сейчас меняется политический цикл и представители многих политических сил уже смелее говорят о необходимости «сшивать по новому» страну. Мы это поддерживаем и стараемся гасить противоречия среди людей.

— Может ли УПЦ выступить инструментом для такого «сшивания»?

— Мне кажется, что наше общество сейчас не готово к тому, чтобы какая-то церковь стала посредником в этом деле. Наша Церковь за прошедшие годы была искусственно и очень сильно демонизирована СМИ и представлялась в качестве врага общества. Эти обвинения были брошены огромному количеству людей, которые принадлежат к УПЦ.  По нашим подсчетам, около 10 миллионов населения страны сознательно принадлежат к нашей Церкви. Из них 2-2,5 млн — практикующие верующие, ходящие каждое воскресенье в храмы. Это не много, но это и не мало.

Должно пройти время, чтобы утихли страсти. Церковь, как мне кажется, должна просто помогать и иудеям, и самарянам, если использовать евангельские аналогии. В добрых делах Церковь сможет примирить даже людей, которые к ней не принадлежат. Внутри Церкви у нас нет проблем. Мы уважаем друг друга и спокойно в этой разности живем вместе. Церковь может стать образцом для общества, для этого необходимы общие ценности. «Мало знать, как действовать правильно. Надо знать время, когда это делать» — говорил покойный Блаженнейший Митрополит Киевский Владимир. И вот сейчас, с изменением политического цикла в стране, появляется окно возможностей для примирения. Мы надеемся, что это время будет использовано всеми конфессиями страны не для того, чтобы углублять разделения и захватывать храмы, как это к сожалению происходит сейчас, а для того, чтобы примирять. Если не можем сделать позитивное, то хотя бы не делать негативного.

— Как вы считаете, как можно уврачевать ситуацию с расколом церковным в Украине?

— На ближайшую перспективу я считаю, что нужно просто не углублять раскол. Важно, чтобы представители «ПЦУ» прекратили захватывать наши храмы. Если не можем сделать лучше – давайте не делать хуже, это первое. Второй момент – я вижу, что в украинском обществе есть сильное разделение. И в религиозном сообществе тоже. У наших оппонентов другая идеология – я бы ее назвал идеологией противопоставления. И на ней строится идентичность этой конфессии, последователи которой постоянно выступают то против УПЦ, то против РПЦ. И поскольку Константинопольский патриархат тоже был склонен к этой, если хотите, антироссийской идеологии, он потому и ввязался в авантюру с Томосом. Их оппозиции совпали.

Если бы я знал, что необходимо делать для преодоления раскола – я бы прежде всего сказал митрополиту Онуфрию об этом, а потом уже говорил бы вам, и что-то уже сделали бы. Блаженнейший митрополит Онуфрий – человек мудрый, ему скоро исполнится 75 лет, и он ждет. Делает в тех условиях то, что возможно. И не делает того, чего делать не надо. Прежде всего не делает резких заявлений.

Сейчас Украине нужны мир и спокойствие. Когда у нас были проблемы с греко-католиками в начале 90-х года и даже с Киевским патриархатом в начале 90-х, когда забирали храмы – было нанесено много ран. Прошло время, и все немного успокоилось. Нужно, чтобы прошло время, сейчас мы вряд ли сделаем что-то глобальное, чтобы примирить людей. Но мы можем действовать на личном примере, на приходском уровне.

Точно также и Господь Иисус Христос не родился в царской палате, а начал Свою деятельность из Вифлеемской пещеры – и мы стараемся также начинать снизу. Такой путь будет долгим, но надежным. Дом строится снизу вверх, а не сверху вниз.

— Помимо религиозного конфликта в Украине идет общественный конфликт, который некоторые даже называют гражданской войной. Приходы УПЦ есть и в Донецке, и в Луганске и на западе Украины. Каковы перспективы в участии в миротворчестве у УПЦ?

— Мы присутствуем в разных регионах. Но у меня есть такое чувство, что есть внешние силы, которые специально демонизируют нашу Церковь, делают ее врагом для нашего общества для того, чтобы общество разделить и держать в этом разделении. Украина сейчас ищет свою идентичность. Она примеряет сейчас, какая идентичность может ей подойти. Универсальная, национальная, националистическая. Итогом этих пяти лет стало понимание того, что идеология, которая была – ведет к распаду страны.

Если говорить о примирении, необходимо найти новые идеи, новую идеологию, которая бы соответствовала духу страны. Мне кажется, что это могла бы быть идеология центризма. Новейшая история нашего государства показывает, что если Украина в политическом плане устремляется на Восток – протестует западная часть страны. Если ориентируется в сторону Запада – протестуют восточные и южные регионы страны. Нужно держаться середины, Киева. Нужна инклюзивная центристская идеология. И это отображает идеологию нашей церкви. Наша церковь универсальная, в ней присутствуют и русскоязычные и украиноязычные верующие. Мы не хотим быть антироссийской Церковью, также как не будем антигреческой, антирумынской и т.п. Должно пройти время, чтобы люди захотели использовать этот потенциал.

Некие намеки на инклюзивный подход мы услышали в инаугурационной речи президента В. Зеленского. Хватит ли ему дальше силы реализовать политику центризма? Покажет время. Но это единственная форма спокойной жизни и объединения нашей страны. Хотелось бы надеяться. И мы готовы ему помочь. Мы за центризм, инклюзивную идеологию и универсализм – ибо такова сама природа Церкви.

— Существует ли обратный процесс воссоединения общин бывшего Киевского патриархата в УПЦ?

— Пока мы не видим массового возвращения в лоно Церкви. В основном это отдельные личные переходы. Но мы наблюдаем другой феномен – верность Церкви и ее защиту со стороны людей, на которых мы и не надеялись. А также предательство Церкви, отход от нее со стороны тех, от кого также не ожидали. Многие думающие люди пришли в нашу Церковь, появилось много сознательных прихожан, благодаря гонениям и притеснениям. Они понимают, что это — настоящая Церковь.

По селам мы видим, что люди находятся под влиянием пропаганды и не слушают аргументов. Я был в одном селе, где хотели забрать храм и выступал там. А после некий человек подошел и сказал: «Вы все говорите правильно, отче. Но у вас аргументы, а у них мотивы». До тех пор, пока мы говорим в разных плоскостях – не будет диалога. Давайте вернемся в общее поле христианства. А то пока одни говорят о Церкви, другие говорят о политике. Мы говорим о Христе, а вы говорите о патриотизме. Давайте говорить в одном смысловом поле.

Переживать слишком сильно не надо. Наши верующие остаются с нами, мы строим новые храмы. Приходы становятся семейными общинами. Это прекрасно!  Недавно я ездил с архимандритом из Кипрской церкви, отцом Нектарием по Ровенской, Волынской и Тернопольской областях. Мы посетили 12 общин, у которых отобрали храмы и которые служат в сельских хатах. Это такая благодать и радость! Кризис рождает движение вперед.

— Как вы думаете, если бы ваша церковь получила большую автономию от Москвы в свое время, можно было бы избежать раскола?

— История не знает сослагательного наклонения. Если оглядываться обратно и смотреть на произошедшее, то мы видим, что народ в 1991-1992 году не был готов к автокефалии. Если бы не было раскола, то можно предположить, что Церковь в своем спокойном развитии могла дозреть к автокефалии. А так, раскол повлиял на то, что верующие люди стали бояться всего, что связано с автокефалией. Филарет поспешил. Если бы он не поспешил, но сохранил единство Церкви – ситуация была бы другой.

— А сейчас просить у Москвы автокефалию уже поздно?

— Есть возможность попросить автокефалию, но она должна отвечать церковным потребностям, чтобы народ ее воспринял. Я неоднократно говорил: если автокефалия поможет исцелению раскола, станет результатом зрелости церкви – я обеими руками за. Если она будет разделять людей и будет политическим проектом – мы против. Автокефалия должна быть природной и естественной. Автокефалия «ПЦУ» не естественна и потому нежизнеспособна и порождает новые расколы и разделения. Автокефалия есть форма жизни Церкви в определенных исторических условиях. Мы знаем примеры, когда ее давали, забирали или возобновляли снова. Не надо абсолютизировать формы, но следует обращать внимание на качество церковной жизни.

У наших раскольников не было опыта жизни в настоящей Церкви. Этот опыт был у старшего поколения, в частности у Филарета и его соратников, которые вышли из нашей Церкви. Основная часть нынешних клириков этой конфессии уже пришла к ним тогда, когда они были в расколе. Они не пили чистой воды, сейчас они вцепились в Константинополь в надежде, что их вытащат оттуда, не имея при этом желания возвращаться в лоно Церкви, откуда они и их предшественники вышли. Поэтому мне сложно сейчас понять, что они чувствуют по поводу прав. Раньше у них не было перспективы признания вообще, сейчас она замаячила. Они думают, что Константинополь через колено заставит другие Церкви их признать. Но этого не будет. В худшем случае одна Элладская церковь может частично признать и получить проблемы внутри своей иерархии, где большинство иерархов против признания «ПЦУ» . Это делается неестественно, и потому порождает боль и страдания в теле Церкви. В тело Церкви входит инородное тело, и потому тело болеет, борется, температурит. Если мы будем мыслить такими экклезиологическими категориями, мы поймем, почему мировое православие не принимает ПЦУ и политику Константинополя.

Беседовал Дмитрий Саргин

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

Зеленский встретится со Вселенским Патриархом в Турции

Предстоятелем УПЦ избран митрополит Онуфрий

УПЦ МП и УПЦ КП начали переговоры об объединении

Чтобы быть в курсе происходящих событий, подписывайтесь на наши ресурсы в Telegram и Viber

Предыдущая статьяСледующая Статья
Комментарии
  • Disqus
  • Facebook
  • Google Plus